1. Должна ли Украина стать федеративным государством?
    1. Да, однозначно - 927 (78%)
       
    2. Скорее да - 102 (9%)
       
    3. Всё равно - 51 (4%)
       
    4. Не знаю - 44 (4%)
       
    5. Нет, однозначно - 38 (3%)
       
    6. Скорее нет - 25 (2%)
       



Война изменила географию России

К западу от Москвы почти не осталось старых сел, дорог и жителей

Вторая мировая война стала для России самой опустошительной за всю свою историю. «По всей земле не было видно пахаря за плугом, но только вороны граяли над трупами павших» — устойчивый оборот из «Слова о полку Игореве» вполне адекватно описывает послевоенную ситуацию в российских деревнях к западу от Москвы. Страну восстановили, села и колхозы отстроили заново – но это были уже другие села с другими людьми, соединенные новыми дорогами.

Руины старых деревень – селища – и древние дороги-тракты забыты и не привлекают никого, кроме джиперов да поисковиков-следопытов. Как павшие воины, русские деревни, убитые на войне, остаются непогребенными.

«В 1930-х годах в СССР гордились тем, что наша страна первая в мире обеспечила сплошное покрытие территории топографическими картами в масштабе 1:25000. После войны оказалось, что эти карты сразу и резко устарели – пришлось проводить повторную съемку. А довоенные карты часто приказывали просто выбросить», — рассказывал в лекциях доцент кафедры физической географии МПГУ им. Ленина, топограф Евгений Аржанов.

«Оттуда с войны никто не ездил»

Деревня Каменка Холмского района Новгородской области. Рядом – огромное, 50 километров в поперечнике, болото Рдейский мох, посреди которого на острове – заброшенный монастырь. Сейчас там круглый год живет одинокий отшельник, а до 2005 года с самой войны никто не жил. К Рдейскому ездят только столичные путешественники – зимой, на снегоходах и подготовленных квадроциклах. Местные
– боятся: «Здесь с самой войны никто не ездил. И не надо, нет там ничего хорошего».

Дорога на Рдейский монастырь – пугает. Она давно заросла. Как, например, и старинный Гжатский тракт, построенный для перевозок хлеба еще при матушке-Екатерине, а в годы войны служивший прифронтовой рокадой и немцам, и нашим. Впервые в наше время по этому тракту прошла экспедиция на внедорожниках в 2007 году. Ее участники рассказывали, что жители деревень встречали людей, приехавших по давно заросшей дороге, суеверным страхом.

Карта дорог в западной части СССР после войны изменилась разительно – грунтовые шоссе восстанавливали в асфальте и с учетом новых реалий, новых приоритетов. Там, где старые тракты и большаки оказались никому не нужны – они были заброшены и с 60-х годов попросту заросли травой.

О старых дорогах сейчас напоминают только широкие просеки в лесах, еще не окончательно заросшие древесным молодняком, да кое-где в полях насыпи. Пройдет еще пара десятилетий – и те, кто будет жить на этих землях, посчитают заброшенные после Великой Отечественной дороги такой же сказочной древностью, как легендарные «Змиевы валы».

Кирпичи и крапива

Не больше осталось и от старинных сел и деревень. Для многих из них война стала финальной точкой 200-, 300-летней истории: когда фронт дважды прокатился через села Белоруссии, Смоленщины, Орловщины и других областей, большинство населенных пунктов было обращено в руины.

«Мы летом 1941 года бежали из Смоленска – огородами, дороги были уже отрезаны – и прошли через множество деревень и сел. Нас везде – женщин с детьми – принимали, кормили, хотя все сами безумно боялись приближения немцев и собирались уходить. Сейчас ни одного из этих сел нет, я как-то ездил, но ничего уже не нашел. Одни печки торчат», — рассказывал корреспонденту «СП» житель Смоленска Виталий Руссак, ребенком заставший войну.

Не все населенные пункты было целесообразно восстанавливать с нуля – поэтому какое село восстанавливать, а какое забросить, решали тогда областные власти. Да, большинство восстановили – но многие села из «узловых», важнейших стали периферийными деревнями, а с 1960-х и вовсе заглохли.

Сейчас селище – то есть бывшее село иди деревню – подчас можно узнать только по зарослям крапивы (растения, которое растет вблизи жилья) вдоль старой дороги. Кое-где из зарослей поднимаются остовы печей, изредка попадется одинокая и, как правило, разрушенная войной каменная церковь. Остального уже нет – истлело, сгорело, растащено на дрова.

Орловцы из Сибири

И люди, живущие на тех местах, где шла война – уже по большей части другие. Не потомки тех, кого жгли и сминали немцы, кто оказывался под оккупацией и был уведен на работы в Германию, кто сгорел и погиб уже при освобождении села
Советской армией. Лишь меньшинство старых орловцев, смолян, белорусов пережили войну на своих местах и в конце концов встретили цветами победителей.

А после войны эти земли – плодородные, обжитые – были вновь заселены, но уже совершенно другими людьми. В Минск пришли люди из Москвы, Ленинграда, из Сибири и Казахстана; Смоленск восстанавливали жители Поволжья. Центральные усадьбы черноземных колхозов, новые агрогородки – заселялись пришлыми людьми. Эти люди потом стаи неплохими хозяевами этой земли, но все равно – это были другие люди.

Карты западных областей СССР до войны и через несколько лет после нее – это карты двух разных стран. Фактически после войны во многих регионах страна была не то что восстановлена – построена заново. Построены деревни, организованы колхозы, привезено население.

Масштаб этого проекта сейчас невозможно даже представить. Как и квалификацию его авторов: ассимилировать такое количество приезжих из других регионов так, чтобы уже через поколение они приобрели идентичность своей новой земли – Смоленска, Орла, Белоруссии… Заново продумать всю логистику на уровне целых регионов и в несколько лет возвести не первоклассную, но вполне приличную дорожную сеть… Наконец, организовать строительство таких масштабов! Для нынешнего российского государства, которое всем миром строит один олимпийский город, одну федеральную трассу и один инновационный центр, вечно отставая от графика – это непредставимо. А два-три поколения назад в России это умели.

Кстати, секрет массового жилищного строительства был вполне прост. Власть не строила села централизованно: жителям строящихся деревень просто выдавали право на порубку строевого леса, а артелям плотников разрешили работать. Элементарно ведь, правда?

Антон Размахнин

http://svpressa.ru


Источник: http://tainy.net/3836-vojna-izmenila-geografiyu-rossii.html
Прочитано: 314 раз
(Нет голосов)
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел



Материал по теме


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

Новые интервью

Способна ли Национальная программа развития Дальнего Востока улучшить качество и уровень жизни дальневосточников? Общественная экспертиза Нацпрограммы

Способна ли Национальная программа развития Дальнего Востока улучшить качество и уровень жизни дальневосточников? Общественная экспертиза Нацпрограммы

Министерством РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики разработана «Национальная программа социально-экономического развития Дальнего Востока до 2025 года и в перспективе до 2035 года». В сентябре 2019 года, во время проведения в г. Владивостоке ВЭФ, она будет представлена Президенту РФ В.В.Путину.  Читать далее >>

Александр Жириков: Если в России системные реформы не начнутся в 2019 году, то не помогут ни национальные программы, ни триллионы рублей и ничто иное

Александр Жириков: Если в России системные реформы не начнутся в 2019 году, то не помогут ни национальные программы, ни триллионы рублей и ничто иное

Зададимся вопросом, почему США все время пытаются придавить, принизить Россию, организовали нескончаемую череду всяких санкций? На наш взгляд, потому, что Россия богатая, но экономически слабая.  Читать далее >>

Александр Жириков: России не обойтись без реформы исполнительной власти

Александр Жириков: России не обойтись без реформы исполнительной власти

В госуправлении накопились системные проблемы, препятствующие развитию России. Государственной машиной управляют некомпетентные чиновники. Требуется незамедлительное проведение реформы исполнительной власти. Какой она должна быть?

Читать далее >>
Другие интервью